Банки Страховщики Регуляторы Аналитика Подписка


Партнеры

Столица проблемных заемщиков


Изображение 1
27-06-2018

Несмотря на то, что НБУ, как и самая многочисленная ассоциация банков – НАБУ, прикладывают значительные усилия, направленные на то, чтобы сделать кредитный процесс более безопасным для банков, Киев по-прежнему «борется» за право называться столицей всех нерадивых заемщиков не только Европы, но и, пожалуй, всей Евразии. В этот раз мое внимание привлек, казалось бы, вполне заурядный скандал с борьбой одного из банков-кредиторов за ТРЦ «Магелан». Однако, при более детальном изучении обстоятельств, открылись ряд любопытных фактов, мимо которых пройти уже сложно.

 

Банальное начало

В 2010 году бизнесмен Юркевич Анатолий Иванович 1968 года рождения, исходя из данных ЕГРПОУ, постоянно проживающий в Киеве и контролирующий сеть Торговых центров «Магеллан» в Киеве, Харькове и Днепре, занялся активным развитием своей сети. Средства на развитие сети бизнесмен получил на подконтрольную ему компанию Дочернее предприятие «Край проперти» в банках ВТБ, Сбербанк, Укрэксимбанк и Кредитпромбанк. В кризисные времена кредиты стало обслуживать проблематично и банки потребовали вернуть залоги.

Без особых приключений «Магеллан» в Харькове забрал ВТБ, а вот с киевским «Магелланом» произошла не очень приятная история. Компании Юркевича задолжали Сбербанку порядка 68 млн. долларов, и Сбербанк забрал ТРЦ в качестве залога через исполнительное производство. Однако один из региональных госрегистраторов удалил из реестра запись о праве собственности Сбербанк на ТРЦ «Магеллан», после чего ДП «Край проперти» разыгрывает в судах процесс, после которого ТРЦ переходит уже под контроль оффшорной компании Artprogroup Ltd.

В принципе, такие действия – это классика жанра: сначала создать прецедент, когда кредитор должен доказывать, что собственность принадлежит ему, а пока он это доказывает, перевести эту собственность на «фиктивного кредитора» или другое связанное лицо. В случае со Сбербанком все закончилось хорошо, но не быстро: стороны дошли до Верховного суда и на законном основании кредитор наконец-то получил свой залог. Судебный процесс длился достаточно долго и, в принципе, не привлекал особого внимания.

Противостояние сторон вступило в силовую фазу, когда банк нанял управляющую компанию для того, чтобы взять залог под управление. ТРЦ «Магеллан» – это действующий бизнес, который генерирует прибыль, и, конечно, заемщик хотел как можно дольше откладывать его переход под управление кредитора. Процесс перехода залога к собственнику в прессе обозвали рейдерством, а учитывая, что речь идет о дочернем банке Сбербанка РФ, банк обозвали агрессором (умалчивая о том, что кредиты, поученные компанией у украинских госбанков, включая банки, находящиеся под управлением Фонда гарантирования, точно также не обслуживаются,). Однако ТРЦ все же достался кредитору, как и должно быть, а вот у ДП «Край проперти» начались проблемы: в базе данных Государственной фискальной службы у компании появился налоговый долг.

У этой простой, но банальной истории есть не менее банальный вывод – Украина не Великобритания, и, к сожалению, тут суды рассматривают споры не по существу, а по форме. И если заемщик деньги брал в долг он должен их вернуть или отдать залог, хотя банку потребовалось более года, чтобы преодолеть сопротивление заемщика в судах. Понятно, что при таком положении дел ожидать низких ставок или привлекательных условий кредитования не приходится, во всяком случае пока не будет наведен порядок в судебной системе.

 

Букет из кредиторов под ковром

Более глубокий анализ показал, что у господина Юркевича спорные вопросы были не только со Сбербанком, но и с украинскими банками, и с банками в РФ и ЕС, с украинским Фондом гарантирования вкладов и даже с Варшавской фондовой биржей. Юркевич остается ключевым акционером компании Milkiland N.V., которая торгуется на Варшавской бирже, но обо всем по порядку.

Milkiland позиционирует себя как международный холдинг с бизнесом в Польше, Украине и России. По данным отчетности компании, около 70% выручки она получала от своих активов в РФ, остальное распределялось между Украиной и Польшей. В Польше бизнес Юркевича кредитовал Pekao Bank, в России – группа Райффайзенбанка, также был международный кредитор в лице UniCredit Bank Austria AG (Австрия).

Любопытно, что в Польше и РФ Milkiland не обошелся без судов. Еще в августе 2017 года Pekao Bank и группа компаний Milkiland сообщили о договоренности по реструктуризации 1,8 млн. евро, однако при этом дочерние структуры из группы судились с Pekao Bank S.A. и Pekao leasing за финансирование в общей сложности 2,1 млн. евро. Этот долг был гарантирован Milkiland N.V. В России все обстояло куда сложнее, там Юркевичу принадлежал ОАО "Останкинский молочный комбинат" и ОАО «Сыродел». ОАО "Останкинский молочный комбинат" был признан банкротом по иску банка «Возрождение».

В общей сложности на начало 2018 года Milkiland должен был синдикату кредиторов, состоящему из UniCredit Bank Austria AG и Райффайзенбанка (РФ), около 60 млн. долларов США. Кроме того, к компании были судебные претензии у Укрсоцбанка (приблизительно на 2,45 млн. евро) и у ликвидируемого банка Форум (на 2,4 млн. евро). Такой букет из кредиторов компания объясняла неблагоприятной конъюнктурой 2014-2015 гг., сложившейся из-за осложнения российско-украинских отношений. Однако отчетность Milkiland свидетельствует о другой проблеме: на начало второго квартала 2018 года компания просто была сильно закредитована. Собственные средства Milkiland N.V. были почти в 14 раз были меньше ее активов, и это с учетом того, что баланс Milkiland N.V. не отражал всех активов Юркевича.

Среди акционеров Milkiland N.V. оказался пенсионный фонд AVIVA Powszechne Towarzystwo Emerytalne Aviva BZ WBK SA. На польском рынке уже давно почувствовали, что с Milkiland что-то не так. Хотя компания в 2013 и 2014 годах даже выплачивала дивиденды, но котировки ее акций за последние 12 месяцев упали с 1,8 до 1,2 злотых, а ведь в 2011 году они стоили почти 50 злотых.

Говоря другими словами, падение стоимости акций Milkiland N.V с момента IPO было настолько большим, что они превратились почти в мусор. Сейчас пенсионный фонд под управлением британской AVIVA владеет 6,4% голосующих акций Milkiland, т.е. является довольно крупным миноритарием Milkiland N.V., который, очевидно, внимательно наблюдает за тем, что происходит в компании и подсчитывает потери от падения цены акций на ВФБ.

 

«Звонок» сверху

Самой большой проблемой Юркевича остаются не Сбербанк или польский пенсионный фонд под управлением британской AVIVA, а украинский Фонд гарантирования вкладов и НБУ. Банкротство УПБ было достаточно дерзким, Украинский профессиональный банк не только фальсифицировал отчетность, но и буквально перед носом у НБУ и ФГВФЛ вывел активы накануне введения временной администрации. Юркевич вместе с ДП «Милкиленд» выступил поручителем по стабкредиту НБУ в сумме 120 млн. грн., который впоследствии был выведен через один из иностранных банков.

В начале 2018 года Юркевичу не удалось через суд доказать, что он не являлся бенефициаром УПБ, каким его считают в НБУ. А поскольку поручительство по рефинансированию все же было, то вопрос о финансовой ответственности остаётся открытым, также как и более 40 исков от ФГВФЛ, который методично пытается отыграть сделки на несколько сотен миллионов гривен.

Я не верю в эффективную работу ФГВФЛ, однако в совокупности с НБУ Фонд вполне может организовать на группу компаний Юркевича «давление» в сумме от 0,2 до 0,6 млрд. грн. При этом, к следствию уже привлекали СБУ и другие силовые структуры, которые даже временно запрещали бизнесмену выезд из страны. За активами УПБ стоят еще и другие банки, которые от его банкротства потеряли порядка 0,8 млрд. грн., но скорее всего уже им ничего не достанется.

Против давления сверху у группы Milkiland нет иммунитета, поэтому основные усилия сейчас могут предприниматься именно при «бодании» с кредиторами, у которых есть уязвимые места. Например, тот же Сбербанк сейчас планирует уйти из Украины, продав свою дочку украинскому бизнесмену Хорошковскому. Понятно, что чтобы закрыть сделку, Сбербанку нужно как минимум «украсить витрину» перед продажей, и в этот период он совсем не заинтересован участвовать в каких-то скандалах.

Но дело тут сейчас уже не в Сбербанке или НБУ, или в европейских кредиторах, а в том, что Юркевич в стране такой не один. К сожалению, Украина воспитала целое поколение бизнесменов, привыкших вести дела в кредит, а потом эти кредиты не отдавать. И постепенно это становится проблемой для целого региона. Обычной практикой стало: набраться кредитов в Польше, России и Украине, а затем судиться и их не отдавать; провести IPO в Варшаве, собрав по 40-45 злотых с инвесторов и пенсионных фондов за акцию, а потом вести дела так, чтобы через 5-7 лет акции стоили уже по 1,3 злотых; дать возможность ТОП-менеджменту разграбить собственный банк до нуля, прихватив с собой даже стабкредит НБУ.

Все перечисленные «подвиги» как-то выходят за рамки спора группы компаний Юркевича со Сбербанком. Семена этих проблем разбросаны уже на территории ЕС, Украины и России, они не имеют никакого национального окраса, и их можно идентифицировать просто как «безобразное управление бизнесом». Не хотел бы я, чтобы Киев превратился в мировую столицу проблемных заемщиков, но, судя по тому, как кредиторы вынуждены годами в судах отстаивать свои права, события пока развиваются по негативному сценарию.

 

Виталий Шапран,

Член исполкома УОФА

  

Экспертное мнение

Учетная ставка НБУ - один из драйверов стоимости ресурсов Учетная ставка НБУ - один из драйверов стоимости ресурсов
Денис РАКОВСКИЙ , Директор по продажам розничного бизнеса АО ТАСКОМБАНК Основным инструментом для сбережения... Далее
Конкуренция — это стимул расти и развиваться Конкуренция — это стимул расти и развиваться
Николай ДЕМЧЕНКО , начальник управления продаж и разработки продуктов ГЛОБУС БАНКА Что происходит с... Далее
Мы идем навстречу клиенту Мы идем навстречу клиенту
Андрей ОНОПКО : Заместитель председателя правления ПАО Мегабанк Продукт, который мы... Далее
Сентябрь–ноябрь — самый выгодный период для размещения вкладов Сентябрь–ноябрь — самый выгодный период для размещения вкладов
Константин КОШЕЛЕНКО , Заместитель председателя правления Forward Bank В начале 3-го квартала 2018 года... Далее
Мы создаем новые возможности и перспективы Мы создаем новые возможности и перспективы
Денис РАКОВСКИЙ, Директор по продажам розничного бизнеса АО ТАСКОМБАНК Качество и удобство в обслуживании для... Далее
Наші депозити надійні Наші депозити надійні
Олена ДМІТРІЄВА , заступник Голови Правління Глобус Банку: Глобус Банк є активним гравцем на ринку депозитів. У... Далее

Архив раздела